Главная > Персона

Разговоры о том, что эпилепсия – это хроническое и неизлечимое заболевание – вчерашний день. Современные методы диагностики и хирургического вмешательства помогают пациентам со временем забыть о своей болезни. Но заболевание это коварно: его признаки нередко маскируются под другие патологии или проходят незаметно. Такой «невидимкой» эпилепсия чаще всего проходит у детей. Как не пропустить эпилепсию у ребенка, если он не заходится в приступе с пеною у рта? В чем заключается коварство этой болезни и почему пациентам и их родителям нельзя терять надежды? Об этом мы беседуем с врачом неврологом-эпилептологом федерального центра нейрохирургии Ольгой Клименко.

Наш разговор проходит накануне 26 марта – Международного дня борьбы с эпилепсией, или Европейского дня эпилепсии, более известного как Фиолетовый день. Лавандовый – международный цвет этого дня. Считается, что фиолетовый цвет благоприятно воздействует на нервную систему, уменьшает тревогу, фобии и страхи. В этот день принято не только выражать поддержку людям с эпилепсией, но и информировать общество об этом заболевании.

- Эпилепсия – наиболее часто встречающееся заболевание из всей группы неврологических патологий. И если раньше считалось, что эпилепсия – это на всю жизнь, то сегодня ситуация кардинально изменилась. В последние десятилетия благодаря фармакологическим разработкам появилась новая группа  противосудорожных препаратов. Но главное - вырос интерес и к нейрохирургии, потому что она дарит пациентам надежду на выздоровление. Зарубежный и отечественный опыт показывают, что от эпилепсии можно избавиться.

Конечно, такому кардинальному лечению подвержены не все ее формы. Проблема еще заключается и в том, что медикаментозная терапия, хоть и является первичной базой лечения, позволяет всего лишь контролировать течение приступов: фактически это лечение симптомов, а не самой болезни. Ее эффективность возможна при условии правильно подобранных препаратов, чего бывает не так-то просто достичь. Но как только пациент начинает пропускать прием таблеток или вообще прекращает это делать по каким-то причинам (например, появились побочные явления), приступы возвращаются. 

Кроме того, считается, что около 30% пациентов в мире, а в нашей стране их гораздо больше, фармакорезистентные, то есть им не помогают медикаменты. Они в числе первых кандидатов на хирургическое лечение. И потом - никакие таблетки не в состоянии помочь, когда в мозге есть опухоль, которая взывает судороги, или присутствует кортикальная дисплазия, аневризм и т. д. Есть ряд заболеваний, которые дают неудовлетворительный ответ на медикаменты, но отличный эффект на хирургическое лечение.

К счастью, современные возможности нейрохирургии сегодня значительно расширились: внедряются новые высокотехнологичные методы, в том числе  малая инвазивная хирургия, которые дают хорошие результаты при минимальных хирургических осложнениях. Далеко вперед шагнула и диагностика. Еще не так давно МРТ было малодоступно для пациента, сейчас это обязательный стандарт. В последние годы появляются МРТ-аппараты с отличными разрешающими возможностями, которые позволяют увидеть минимальные нарушения структуры коры головного мозга.

Поэтому перед медиками стоит задача - проводить тщательный отбор пациентов с эпилепсией, чтобы найти тех, кого можно избавить от недуга.

- Почему так важно вовремя попасть на хирургическое лечение?

- Своевременное вмешательство дает хорошие прогнозы на излечение. Но одно дело, когда к нейрохирургам попадает пациент, у которого заболевание протекает уже более десяти лет. Как правило, у него  уже все клетки мозга вовлечены  в процесс, то есть страдают, человек при этом имеет сниженный интеллект, нарушение памяти, практически отсутствие социализации, адаптации в обществе… Ведь все негативные изменения, происходящие в головном мозге во время приступа, необратимы. И совсем другое дело, когда пациент оперируется пусть даже через год – шансов на то, что приступы исчезнут совсем, гораздо больше. В таком случае болезнь еще не успевает кардинально повредить мозг, повредить личность… А для детей приступы еще более пагубны, так как в это время они фактически перестают развиваться, теряют приобретенные навыки, не ходят, не сидят, не держат голову и т. д. Их развитие регрессирует. Поэтому относительно детей выбрана особая тактика: чем раньше ребенок прооперирован, тем лучше прогнозы для дальнейшего развития.

- Если приступы так разрушительны для головного мозга, значит, и очень важна своевременная диагностика эпилепсии?

- Диагностировать эпилепсию сегодня значительно проще, чем это было раньше. Видеомониторинг ЭЭГ (запись  биоэлектрической активности головного мозга) полностью снимает все вопросы. Сегодня он позволяет достичь 100% диагностики, отличить истинный приступ от других (псевдоэпилептических). Это спасение для врачей и пациентов, «золотой стандарт» в диагностике эпилепсии.

В Тюмени такие аппараты работают в эпилептологическом центре на Щорса, в нашем центре нейрохирургии, в доме-интернате в Успенке и в ГБУЗ ТО «ОКБ№1» . Хотя, конечно, врачи, анализируя ситуацию, понимают, что сегодня ЭЭГ-видеомониторинг должен стать обычным обследованием для пациентов с эпилепсией.

- Значит, доступными остается только обычное ЭЭГ, когда на голову ребенка надевают шапочку? Насколько эта диагностика информативна?

- Для первичной диагностики обычное «рутинное» ЭЭГ неэффективно. Около 60% случаев при глубоко расположенных эпилептических очагах обычным ЭЭГ с 15-20 минутным наблюдением не выявить. Между обмороком, приступом панической атаки и истинным судорожным приступом  есть разница, хоть и выглядеть они могут идентично. Особенно, когда ребенок – маленький и само обследование его очень пугает, он кричит, вырывается. Кроме того, некоторые виды эпилепсии не обнаруживаются во время бодрствования, только во сне, и такие случае нередки. А ЭЭГ-видеомниторинг позволяет проводить исследование круглосуточно.

Важность правильной диагностики очень важна. Бывает, что эпилепсию путают с другими заболеваниями. Например, ребенку четыре года, он не разговаривает, ему ставят диагноз – задержка развития, считая, что происходит нарушение созревания речевых центров мозга. Назначают препараты, стимулирующие мозг. Ничего не помогает. Но после ЭЭГ-видеомониторинга выясняется, что у него одна из форм эпилептической энцефалопатии, но она протекает вообще без судорог. И выписанные лекарства ему нельзя принимать. Маленьких детей с эпилепсией, при которой отсутствуют судороги, немало на самом деле. Эпилепсия обнаруживается у детей, у которых диагностировали нарушение обучения, нарушение поведения в школе, их называют расторможенными, агрессивными, неуправляемыми, с гиперактивностью и СДВ… Но после качественной диагностики им назначают правильное лечение, эффект становится очевидным.

- Ничего себе… А на что необходимо обращать внимание родителям, чтобы не пропустить заболевание? Ведь выходит, что в случае с эпилепсией не все так очевидно, как кажется?

- Эпилепсия – это не всегда судороги с пеной у рта, как часто показывают в кино. У детей, например, приступы проходят совсем незаметно для простого глаза. Например, ребенок может всего две-три секунды замереть, то есть смотреть в одну точку и не двигаться. И это проходит молниеносно. Или у него может время от времени вздрагивать рука. Родители приходят потом и жалуются: «Дерганный какой-то стал!» К сожалению, в повседневном хаосе нашей жизни мамы и папы могут не замечать эти признаки, а учителя в школе жалуются, что ребенок не слушает урока, где-то летает. А у него в это время  серьезный приступ, у него течет заболевание.

Или другой пример: ребенок сидит и облизывает губы, потирает руки с определенной периодичностью, пуговку расстегивает и застегивает, может встать, покружиться, что-то выкрикнуть, может махнуть головой… Это называется автоматизм. В такие моменты у ребенка частично нарушается сознание.  В это время в головном мозге и происходит приступ. Эти нелеченые маленькие приступы приводят к большим, которые уже трудно не заметить.

Повторю: такая нехарактерная для судорог клиника случается в основном у детей. Это так называемые бессудорожные приступы, их-то чаще всего и пропускают родители. Поэтому мамам и папам следует обратить внимание на стереотипность, одинаковость каких-то состояний ребенка, его движений. Это повод подумать, случайность это или нет. Если повторяется несколько раз, должно насторожить.

- Много раз слышала рассказы родителей об отсутствии взаимодействия между лечебными учреждениями, когда врач поликлиники или больницы, например, не знает, что в вашем нейроцентре есть хирургическая помощь.

- Бывает и так.

- Что делать родителям?

- Начнем с того, что в Тюмени есть специализированное учреждение - эпилептологический центр на ул. Щорса. И там о деятельности центра нейрохирургии знают и активно с нами сотрудничают. По правилам все пациенты с эпилепсией должны там наблюдаться, потому что это - первичная диагностика, наблюдение за пациентами и выписка противосудорожных препаратов. А дальше с рекомендациями от эпилептолога пациентов ведет невролог по месту жительства. Под наблюдением в эпилептологическом центре остаются совсем сложные пациенты. Понятно, что в больших городах проще найти узкогоспециалиста - эпилептолога. Но родителям важно постараться попасть на прием именно к такому специалисту, чтобы он смог направить к нейрохирургу, с которым можно обсудить вопрос о возможностях хирургического лечения.

- С какими случаями чаще вам приходится иметь дело?

- У нас обычно очень тяжелые пациенты, это обусловлено спецификой нашего учреждения и его высокотехнологичными возможностями. Как правило, к нам приезжают те больные, которым не смогли помочь в других клиниках. Наблюдения показывают, что пациенты с отдаленных районов приезжают обычно с длительным анамнезом. Но если раньше врачам приходилось ездить в районы и проводить отборы таких пациентов, сегодня благодаря Интернету они чаще всего находят нас сами. К тому же в нашем центре проводится и дистанционный отбор пациентов: не надо ездить на предварительную консультацию, достаточно прислать необходимые документы и снимки по электронной почте.

- Каковы причины эпилепсии?

- Причин эпилепсии много. Большую группу составляют генетические формы. Не только наследственные, но и те, что связаны с поломкой в гене (спонтанные мутации, которые возникли внутриутробно), существует более 450 различных генетических  синдромов, которые сопровождаются судорогами. Во вторую  большую группу входят структурные формы эпилепсии, то есть приобретенные: это последствия черепно-мозговых травм, ишемических инсультов, аномалии развития головного мозга, опухоли головного мозга, аневризмы и т. д. Такая форма может возникнуть в любой жизненный период: от 0 до 100 лет. Исследователи также выделяют метаболические эпилепсии, которые возникают на фоне метаболических заболеваний со стороны головного мозга. Есть иммунные, инфекционные формы. И большая группа эпилепсий неустановленной этиологии. Пациенты нашего центра в основном имеют структурную форму эпилепсии.

Таким образом, родственники пациентов с эпилепсией должны знать сегодня, что возможности медицины позволяют если не излечить человека от заболевания полностью, то значительно облегчить его страдания, качественно улучшить его жизнь. Важно вовремя обратиться к врачу, попасть на прием к эпилептологу. Возможности поиска информации в Интернете - в помощь родителям и другим родственникам больных людей. Как и при многих других заболеваниях, в случае с эпилепсией необходимо как можно скорее начать лечение. 



2019-03-26 11:00:56

Все интервью
Подпишись на новости:
ВНИМАНИЕ! ИНФОРМАЦИЯ, ПРЕДСТАВЛЕННАЯ НА ДАННОМ САЙТЕ, ЯВЛЯЕТСЯ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЙ И ПРЕДНАЗНАЧЕНА
ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ МЕДИЦИНСКИХ И ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ. НЕ ДОЛЖНА ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ
ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ. ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА