Главная > Персона

Когда пациентам с патологией вен предлагают сделать операцию, у них, как правило, возникает протест: «Это же что-то страшное, я лучше таблетку выпью, поставлю пиявки или помажу ноги целительной мазью». Тем самым проблема усугубляется и может стоить человеку не только здоровья, но и жизни. Почему при варикозе и большинстве венозных патологий поможет только хирургическое вмешательство, порталу Недугамнет.ру рассказал доктор тюменской клиники лазерной хирургии «Варикоза нет», врач высшей категории, хирург, флеболог, эндоваскулярный хирург, ортопед Станислав Туляков.

 

– Станислав Сергеевич, расскажите о своем опыте врача: как пришли в профессию и почему выбрали эту специальность?

– В 2001-м окончил Тюменскую медицинскую академию и начал работать как травматолог-ортопед. Изменила мое сознание первая поездка в США, куда я поехал на стажировку в 2006 году. Когда я оттуда вернулся, у меня все спрашивали: «Ну как, ты воодушевлен?» А я удивлял ответом: «Наоборот, я крайне подавлен тем, как мы лечим больных, как относимся к пациентам. Все это совершенно неправильно». После этого поехал на учебу в Институт травматологии и ортопедии в Новосибирске, чтобы повысить свою квалификацию. Занимался нейрохирургией, сосудистой хирургией, получил специализацию по эндоваскулярной (внутрисосудистой) хирургии и обратил внимание на такую большую область сосудистой хирургии, как флебология.

– Какие болезни лечит флеболог? Варикозное расширение вен?

– Флеболог занимается не только варикозом, а в целом патологиями вен. А к ним относятся и врожденные аномалии развития вен, которые вызывают нарушение кровообращения.

Надо отметить, что смертность от сердечно-сосудистых заболеваний стоит на первом месте в мире. Но когда о них говорят, люди обычно представляют инфаркт. Однако это всего лишь один из сегментов данного вида недугов. Большой пласт проблем возникает из-за патологии вен – так, огромное количество людей гибнет, например, от тромбозов.

– Чем опасно это заболевание?

– Тромбозы, тромбофлебиты и вообще хроническая венозная недостаточность – это патологии, которые приводят к нарушению кровообращения. У человека может не быть варикозной болезни, но может быть, например, тромбофлебит. Мы таких пациентов лечим, успеваем остановить восходящие тромбозы, запаивая вены.

Интересно, что когда предупреждаешь пациента о тромбозе, нередко он заявляет беспечно: «Зато смерть мгновенная». Я хочу сказать, что мгновенную смерть при тромбозе еще надо заслужить. Иногда, когда родственники больного спрашивают, выжил ли он, хочется сказать: «К сожалению, да». На самом деле последствия тромбоза очень страшные – человек остается глубоким инвалидом, полностью на попечении родственников, потому что сам он уже ничего не может делать.

– А в чем опасность варикозной болезни? Как она проявляется? Для какого возраста наиболее характерен дебют варикоза?

– При варикозном расширении субмагистральные вены начинают расширяться, клапаны перестают смыкаться. Соответственно, вена перестает в полной мере выполнять свою функцию выброса крови. А иногда доходит до того, что часть крови перестает участвовать в кровообращении. Артериальная кровь не может с достаточной скоростью насытить ткани кислородом и превратиться в венозную. Наступает кислородное голодание тканей. Наша задача – исключить неработающие вены, перезапустить кровоток по работающим венам. Судороги ночью – это крик SOS наших мышц о том, что им не хватает кислорода.

Многие люди считают, что варикоз – это когда на ногах видны распухшие вены. Но у 30% людей с варикозом вен не видно! У них есть вся симптоматика – боли, судороги в ногах, отеки, а внешне ничего не заметно. На УЗИ смотришь – варикоз есть, просто вены чуть глубже расположены. Это самая опасная ситуация, когда человек не знает о проблемах венозного характера, потому что они не визуализированы. Поэтому необходимо регулярно показываться флебологу, чтобы он грамотно оценил ситуацию, особенно если есть определенные генетические предрасположенности.

Например, бывает, что проблемы с венами часто скрываются за неврологией. Пациент приходит к неврологу с жалобой на боль в ногах. Он отправляет его на компьютерную томографию, МРТ, там находят протрузию диска и лечат. Человек годами может принимать лекарства, делать различные процедуры, в результате тратит кучу денег, а проблема не решается, потому что она сосудистого характера.

Кроме того, важно знать, что варикоз совершенно не различает пол и возраст: эта болезнь встречается и у совершенно молодых людей. Самому возрастному пациенту, который у нас оперировался, был 91 год.

– А самому молодому пациенту сколько было лет?

В клинике «Варикоза нет» оперируют с 18 лет. В целом, за время моей практики я делал операцию 14-летнему пациенту. Но подобные хирургические вмешательства у детей – редкость, и они всегда связаны именно с генетическими аномалиями, которые мы устраняем.

– Насколько распространены сегодня патологии вен у россиян?

– В 2013 году мне посчастливилось оказаться на стажировке в Стэнфордском университете на медицинском факультете по направлению «Флебология». Замечу, что сейчас мы проходим тот же путь, который в свое время проходила Европа и Северная Америка. Там когда-то наблюдалась похожая сосудистая проблема. Переломили ситуацию очень просто – если у человека есть риск по сосудистым заболеваниям, он раз в год обязан проходить обследование. И еще там все операции по поводу варикоза, аномалий развития венозной системы диагностируют и проводят на ранней стадии.

У нас же на прием к флебологу порой приходят мужчины и женщины с такими венозными патологиями, что на ногах уже образуются синие узлы. Помню, в Тюмень, в нашу клинику, приезжал американский врач. Мы вместе смотрели женщину, у которой венозная система была просто в ужасном состоянии. И этот врач говорит: «Замечательно, что вы помогаете бедным и бездомным людям». Мы спрашиваем: «Почему вы думаете, что она бездомная? Эта женщина всю жизнь отработала учительницей, интеллигентный и образованный человек». Американец только руками развел: как нормальный, думающий, порядочный человек может довести до такой степени свою сосудистую систему, рисковать жизнью?

– Обязательно ли при проблемах с венами оперативное вмешательство? Есть ли противопоказания к тем и другим видам хирургического вмешательства?

– Когда мы видим, что операция необходима, бывает, что пациенты отказываются: «Да моя бабушка/дедушка так всю жизнь проходили, и ничего». Я все время вспоминаю рассказ профессора Стэнфордского университета на лекции: «Представляете, вы живете на ферме 100 на 100 ярдов, вам с этого поля уходить никуда нельзя. На нем лежит одна противопехотная мина. Вы можете на нее сегодня наступить, можете завтра, а можете не наступить – вас просто бык забодает. И тут к вам приходит сапер и предлагает разминировать поле. А вы отказываетесь – по нему еще ваши бабушка с дедушкой ходили, да и я уже привык так жить».

Нередко люди не осознают важности венозной системы и всю опасность сбоев в ее работе. Мы говорим о демографических проблемах в России, но тем не менее гибнут-то не пожилые, а люди среднего возраста. И в их числе много мужчин. Если женщины хотя бы ради красоты занимаются здоровьем ног, то мужчины тянут до последнего. С некоторыми пациентками мы так и разговариваем: «Давайте прооперируем, ноги будут красивые».

Но ситуация, к счастью, пусть медленно, но меняется. К нам стали приезжать пациенты-мужчины с Севера – их перестали пропускать медкомиссии перед вахтой, потому что никому не нужны внезапные гибели на производстве от тромбозов.

– Как происходит лечение в вашей клинике?

– Для начала нужно сделать УЗИ. После этого флеболог, исходя из анамнеза, результатов обследования, выяснения генетической предрасположенности к венозным патологиям, назначает операцию.

Увы, зачастую приходится работать с запущенными случаями, когда происходит разрушение магистральных вен, рушится вся венозная система по принципу домино. Поэтому самый идеальный исход – решить проблему на ранней стадии и жить долго и счастливо.

– Почему же тогда пациенты затягивают с визитом к врачу?

– Флебологию дискредитировал в России ее старт. Во-первых, в отечественных больницах это была страшная практика. Я сам прекрасно помню, что операции делались через разрез, вену выдирали с корнем, попутно задевая нервные окончания. Пациент просыпался в реанимации с жуткими болями. И рассказывал об этом ужасе из поколения в поколение. Когда беседуешь с пациентом, предлагаешь операцию, у него в голове возникает образ вот этой ужасной операции – ввели в наркоз, разрезали с шрамами.

Потом появилась склеротерапия – процедура по удалению деформированных в результате варикоза вен бескровным способом. Но в результате этой процедуры на несколько лет ликвидировалась только внешняя проблема, а причина оставалась неразрешенной. Мы же боремся с причиной, и варикоз уходит навсегда.

Дело в том, что флебология зиждется на сочетании хирургических методов, УЗИ и эндоваскулярной хирургии. Доктор в совершенстве должен владеть этими тремя дисциплинами. Пациенту ставят обезболивающий укол, операция делается через проколы, после нее человек встает и идет гулять минимум полтора часа – это обязательное условие после операции. На следующий день он приходит на перевязку, и все, свободен, больничный не брал, из жизни не выпал ни на один день. Важно, что операция делается без наркоза, который может быть противопоказан, например, пожилым или людям с хроническими заболеваниями.

Многие не верят – как так, раньше на больничном сидели по полтора месяца после таких операций, а сейчас свободен через полтора часа. Я отвечаю: «Вопрос в технологиях. До Екатеринбурга от Тюмени можно доехать за три часа, а вы мне говорите, что на лошади невозможно за такое время быстро доехать». Конечно, без современного оборудования такую операцию не сделать, но у нас оно есть.

– Каковы причины заболеваний вен? Сидячая работа? Лишний вес?

– Обычно говорится о большом количестве причин: стоячая или сидячая работа, каблуки, лишний вес. На мой взгляд, все это только генетически обусловленные заболевания. Также это могут быть аномалии развития венозной системы, которые ведут к ее поломке, либо это гормональные патологии, которые тоже чаще всего наследственные. Даже лишний вес только опосредованно влияет на вены – больше не из-за массы тела, а из-за того, что у людей с лишним весом часто бывают гормональные сбои. С генетикой не поспоришь! Да, надо вести здоровый образ жизни, правильно питаться, но это рекомендации для всех людей, а не только для тех, кто хочет избежать проблем со здоровьем.

– А как же крема и мази против варикоза? Они не помогают?

– Я рассказываю коллегам на Западе, что у нас варикоз лечат с помощью кремов и мазей, а они смотрят на меня удивленными глазами. Во всем мире варикоз – это 100% хирургическое лечение. Каким оно будет – через прокол, разрез, это другой вопрос. В любом случае сначала пациент идет на прием к врачу, проходит обследование, и только после этого решается вопрос о лечении. Однако боязнь медицинского вмешательства подталкивает людей к самолечению.

Паразитируя на этом страхе, сегодня развернулась огромная индустрия «целебных» чулок, таблеток, кремов и мазей. И люди назначают их себе сами! Но самое страшное, на мой взгляд, – это пиявки. Они противопоказаны при варикозной болезни. После пиявок возникает страшный тромбофлебит, который ведет к тромбозам. Я не понимаю, насколько надо бояться врача, чтобы позволить присосаться к себе какой-то твари, пьющей кровь!

– Как избавиться от страха перед оперативным вмешательством?

– Любой человек может набрать в Интернете «ЭВЛК» и посмотреть, как происходит операция. Приходит человек, ложится на операционный стол, он в сознании, некоторые пациенты даже ведут Инстаграм-дневник во время операции. У меня с пациентами во время операции бывают очень интересные беседы. Есть, конечно, более тяжелые случаи, когда, например, у человека развились трофические нарушения, которые мы успешно лечим. И как раз хирургическое лечение трофических венозных нарушений и врожденных патологий – это лично моя специализация, по которой я много стажировался в США и Европе.

– Расскажите о наиболее интересном случае из вашей практики?

– Помню такой сложный случай, когда мы одержали большую победу. У мужчины, учителя английского языка, были обе ноги поражены варикозом, и на них образовались трофические язвы величиной с ладошку. Его уже никто из врачей в УрФО не брал на операцию. Мне стало жаль пациента, решил взяться за него, хотя дело было рискованным. Прооперировали обе ноги, перестроили кровоток, венозную систему. Через три месяца все язвы затянулись, хотя у человека было предгангренозное состояние.

 Сколько операций в месяц и в год вы проводите?

– Примерно 50-70 операций в месяц. За прошлый год сделали около 700 операций.

В чем суть и сила специализированной клиники? Если человек обращается в обычную больницу, то там может не хватать специализированного оборудования, там хирурги занимаются всем, не только сосудами ног. В специализированной клинике хирург изо дня в день занимается только этой проблемой, набирается опыта.

Кроме того, мы часто участвуем в конференциях, в том числе и в онлайн-мероприятиях. Это замечательно, когда ты встречаешь таких же увлеченных людей, которые горят своим делом. Когда происходит разбор интересного случая, то к нам присоединяются доктора со всей России и даже из других стран. Мы не замучены бумагами, отчетами, пациент для нас всегда на первом месте!

 

Автор: Елена Сидорова

 



2020-10-23 08:44:33

Все интервью
Подпишись на новости:
ВНИМАНИЕ! ИНФОРМАЦИЯ, ПРЕДСТАВЛЕННАЯ НА ДАННОМ САЙТЕ, ЯВЛЯЕТСЯ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЙ И ПРЕДНАЗНАЧЕНА
ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ МЕДИЦИНСКИХ И ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ. НЕ ДОЛЖНА ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ
ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ. ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА