Главная > Персона

 

Современным родителям жить сегодня очень непросто. С одной стороны, в них еще живы установки, что босоногое детство должно проходить исключительно на свежем воздухе, во дворе, с мячом, качелями и салочками. С другой стороны,  они не могут игнорировать прогресс, который агрессивно врывается в наше бытие, в том числе и в жизнь наших детей. Существует ли баланс в воспитании между традициями прошлого и веяниями настоящего и будущего? И как мамам и папам научить ребенка быть счастливым, успешным, стрессоустойчивым, если они сами пока не разобрались в том, как этого достичь? В правилах воспитания пытаемся разобраться вместе с Денисом Култышевым, кандидатом медицинских наук, врачом-психотерапевтом ГБУЗ ТО «Областная клиническая психиатрическая больница». 

 

 — Денис Владимирович, существуют ли какие-то нормы, может быть, исследования, рекомендующие, с какого возраста в жизнь ребенка можно включать гаджеты? На какой период разрешается давать детям телефон или планшет?

— Да, конечно. Международные исследования показывают, что включать гаджеты ребенку можно с трехлетнего возраста. С трех лет – от 30 до 40 минут, с четырех лет – не более часа, в пять лет – один час десять минут, в шесть лет – не более полутора часов. Но по факту, конечно, они сидят в гаджетах гораздо дольше. Если сейчас заглянуть одним глазком в любую семью, то окажется, что 5-6-летние дети, которые находятся на карантине, могут сутками находиться у компьютера, планшета и т. д.

В целом, исследованием влияния гаджетов на здоровье, психику человека занимаются многие центры в различных странах, и на больших съездах и конференциях мы обмениваемся этой информацией – является ли проблемой мир гаджетов, мир Интернета? Практически независимо многие исследователи приходят к выводу, что информационные технологии есть и будут неотъемлемой частью жизни наших детей. Если в начале 2000-х человек был больше ориентирован на живое общение, то в 2020-е, а затем и в 30-е, и в 40-е, происходит необратимый, подчеркну – непатологический, психоэволюционный процесс, при котором постепенно социальная жизнь переходит в мир Интернета.

 Значит ли это, что меняется мышление современного ребенка? То, что дети стали меньше читать книг и больше находится в Интернете, — это тоже норма, признак нового времени?

— Безусловно. Появляется свой сленг, новое мышление, короткие слова, да и много всего происходит.

Сложно сказать, хорошо это или плохо, потому что проблемы были и есть у всех поколений. Дети 2000-х, 30-х, 40-х будут жить в виртуальном мире – это уже всемирно доказанный факт, что коллективное сознание перемещается именно туда.

Когда в конце 90-х все производители выпустили свои продукты на рынок в виде простых гаджетов, все уже поняли, что будет происходить какой-то коллективный процесс во всем мире. Психологи подключились, изучили эти изменения и пришли к выводу, что они необратимы, это не патология, а ответ психики на изменения в современном мире.

Мы, действительно, сейчас уже не можем без этого. И даже на государственном уровне сегодня говорят что информационно-техническая безопасность стоит на первом месте.

 Но все-таки существует же зависимость от гаджетов? Когда норма переходит в патологию?

— Немецкой школой психотерапии уже доказано, что такой зависимости не существует. Это основано на объективных данных, что сам гаджет или Интернет не могут нести никакой угрозы, как алкоголь или наркотики. Смотрите, алкоголь вырабатывается в норме у каждого человека каждый день в крови. Он вредный или полезный? Он просто необходим, без него все в организме нарушится, и человек погибнет. Исследования доказывают, что вредным то или иное вещество делает сам человек, потребляя его в неразумных количествах, в том числе и Интернет.  Но кто-то в Интернете делает безумно значимые и важные вещи, например проектирует космические корабли, а кто-то творит вред — занимается терроризмом.

 Что тогда можно сказать о ребенке, которого невозможно оттащить от компьютера? И о его семье?

— Давайте еще глубже копнем и порассуждаем. Приходят семьи на консультации, и сами дети говорят, что стали в разы больше времени проводить у компьютера. Почему? Не просто ведь начинает развиваться определенная зависимость, а в социуме уровень тревожности значительно вырос. Информационное давление идет каждый день отовсюду – стало больше случаев заболеваемости, смертность увеличилась и т. д.  Даже сейчас можно выйти на улицу и прочитать эту тревогу на лицах людей. Это тоже доказано. Недавно проходила международная конференция, где говорилось в том числе о психологических  последствиях коронавируса, о том, что начинается массовый тревожный психоз. И этому способствует информационный фон, постоянный поток тревожных новостей.

 Но тогда получается, что это какой-то замкнутый круг – людей тревожит информация, но они упорно продолжают сидеть в Интернете…

— Да, компенсаторно они уходят в Интернет, это срабатывают компенсаторные механизмы предохранения от предельного уровня стресса. Тревога – это стресс, сигнал к тому, что происходит что-то плохое. Если стресс не разрешается, а он у нас не разрешается уже с января, и это не заканчивается, никто не говорит, что вот декабрь, и все — напротив, новости в этом плане неутешительные. Представляете, как вырос уровень тревожности? Ладно, взрослые еще более-менее — кто-то пошел на работу, отвлекся какими-то своими делами. А ребенок в изоляции оказался один. Я не думаю, что родители ежедневно проводят часовую терапию со своими детьми, успокаивая их, говоря, что все будет хорошо. Если честно, они вряд ли сами могут сказать что-то утешительное. Таким образом, уровень тревожности увеличился у каждого ребенка в семье, во всем мире.

 Но пандемия возникла полгода назад, а увлечение детей гаджетами – раньше…

— Да, я привел аналогию, которая красочно описывает то, как в семье с виду может быть все хорошо – папа работает, мама работает, есть достаток и т. д. А потом, когда начинаем разговаривать, оказывается, что папа уже третий, приемный ребенок в семье, и с этим у него связано много трудностей в жизни, которые отражаются и на его близких. Проблемы всегда есть, но они либо решаются, либо нет.

Повторюсь, что сам по себе компьютер, Интернет не плохой и не хороший, мы его делаем со знаком «плюс» или «минус». И для ребенка увлечение виртуальной реальностью – это уход от стресса, от проблем существующей реальности, способ отдохнуть, отвлечься. С психологической точки зрения это неплохо, но в разумных пределах.

 Что нужно предпринять родителям до визита к психологу, психотерапевту, если их беспокоит то, что ребенок слишком много времени проводит за компьютером, в Интернете?

— Во время изоляции на родителей ложится огромная морально-психологическая нагрузка. Ребенок 24 часа в сутки дома, основное живое общение – мама и папа, которые становятся и классными руководителями, и тренерами, то есть выполняют все социальные роли. Это очень тяжело, никто к этому не готовился, это некий социально обусловленный вызов. Что тут делать? Существует много разных стратегий. Можно, например, просто не замечать происходящего – у тебя есть телефон, расписание Zoom-конференций, интернет-общение с друзьями. Это такой лайт-вариант. А можно хотя бы немного призадуматься, к чему это может привести. Хорошо, ребенок два часа провел в Zoom-конференции, а остальные 15-16 часов  с кем он общается в Интернете? Нужно всегда помнить о социальных рисках, о том, что есть люди, которые хотят использовать других людей в своих корыстных планах, – манипуляторы. Ладно, если это мелкие мошенники, но мы все знаем, что сегодня есть множество сект, деструктивных организаций и пр. Риски, конечно, огромные есть, тем более ребенок не всегда может понять, манипулируют ли им, а если и понимает, то не всегда может противостоять манипуляторам, учитывая, что те действуют профессионально. Это опять же нагрузка на родителей.

Абсурдно давать рецепты вроде – садитесь и час в день вместе смотрите сериал, или за чаем обсудите свои проблемы… Но рекомендация проста, на самом деле —  минимум час в день должно быть живое общение с ребенком и доверительные с ним отношения.

 А что такое доверительные отношения? Какой смысл вкладывается в это понятие?

— Очень просто – доверяю, дозволяю дотронуться до своего внутреннего мира. Мама приходит и рассказывает, чем она занималась в свои 13 лет, а дочка – чем занималась она. Но как это сделать? Об этом можно долго говорить. Надо хотя бы понимать, знать, к чему стремиться, а там уже каждый будет идти в своем темпе.

 Тут, наверное, нужно еще поговорить о психологических границах подростков – куда родителю можно заходить, а куда нет?

— Подросток воспринимает любую информацию только в формате обратной связи высокого качества. Объясню, что это такое. Обратная связь низкого качества: «Ты натворил это, сейчас же исправь!» При обратной связи высокого качества, например дочка говорит маме: «Мы сегодня такие классные татуировки с подружками смотрели!» А мама отвечает: «Здорово, я в твое время тоже о татуировке мечтала, но мне кажется, что к этой теме тебе надо вернуться в 18 лет». Отличается такое сообщение от обычной критики? Мы говорим, что хорошо, но что еще можно улучшить. Если многие родители хотя бы чуть-чуть начнут перемещаться в такую модель общения, это будет огромный прогресс. Мы просто сбережем психику наших детей, дадим им очень ценный подарок – стрессоустойчивость.

 Возвращаемся к гаджетам. Спрятать провода не поможет? 

— Да, это пример авторитарного стиля – самый используемый, кстати, в России стиль общения с детьми, подростками на протяжении тысячи лет.

 Но современные родители уже движутся в нужном направлении, или пока все глухо?

— Уходить-то уходим, но возвращаться же можно всегда. Стиль воспитания – это выбор каждого родителя, каждого из нас. Никто не придет и не скажет: «Не используйте этот стиль воспитания!» Да, это самая рабочая модель, но, на мой взгляд, она временная – пройдет время, ребенок вырастет и в лучшем случае уедет учиться в другой город, подальше.

 — Многие родители жалуются, что в связи с пандемией не справляются с нагрузкой дистанционного обучения ни они, ни дети, которые сидят за уроками до ночи…

— Я это испытал на себе – у меня трое детей.

 Что тогда посоветуете родителям? Учиться расслабляться? Как существовать в этой ситуации?

— Зону комфорта надо всегда искать, нересурсное состояние поменять на ресурсное. А вообще, рекомендую идти с самого начала. Важно распределить ответственность. Меня этот вопрос волновал с первого дня. Учитель прочитал урок в форме монолога, дает задание – выполняйте дома сами. Понял ребенок, не понял – неважно. Буквально ученик прослушал сказку, а потом должен открыть учебник и усвоить тему оттуда. В чем тогда цель обучения? Я не против дистанционных форм обучения, к тому же многие учителя тоже пока начинают только вникать в эти нововведения. Но уже на второй день в Инстаграме появились посты, призывающие недовольных онлайн-обучением обращаться в прокуратуру. Я думаю, что никто туда массово звонить не стал, но учителя, видимо, увидели этот пост. И спустя короткое время они начали опрашивать, появился диалог. Я могу подключить ребенку конференцию, могу открыть учебник, ручку дать, сфотографировать задание, выслать учителю, могу проверить домашнее задание. Но тему-то должен учитель объяснять. Отсюда вывод – конструктивно распределить объем ответственности. Родители полностью обеспечивают учебный процесс дома, а учитель объясняет. На третий день преподаватели стали выставлять оценки и нередко даже не задавать задания, потому что дети усваивали материал. И ребенок доволен оценкой, и родителю уже не нужно так сильно вникать. И всем стало очень комфортно.   

Это вызов для родителей прежде всего, поэтому восстанавливаться всегда нужно, ведь родитель – сильное звено в семье. Если ребенок расслабится и перестанет свои функции выполнять, то о нем позаботятся мама и папа. А если родитель расслабится? Кто будет платить ипотеку?

Обязательно нужно помнить, что мы можем входить в нересурсное состояние, но обязательно вечером всем вместе сесть и подумать, как вся семья будет восстанавливаться.

 — Как родителям организовать безопасность ребенка в Интернете? Что в контроле за детьми уместно, а что недопустимо?

— В каждой семье есть свои традиции, и эти критерии важно ребенку озвучивать. Спрашиваю у родителей:

- А вы говорили ребенку, что так нельзя было делать?

- Нет.

- А как вы его так сразу наказали?

Первый этап – это озвучивать мысли, озвучивать правила семьи.

Технически есть масса средств для контроля – таймеры отключения, коды, пароли. Но я думаю, что дети и так получают много ненужной информации, не могут ее всю переварить.

Ну и обсуждать с ребенком, если родители находят что-то по истории браузера. Например, приходит папа вечером, открывает компьютер и видит историю браузера, у него волосы дыбом. Не разобравшись, начинает вершить правосудие. Ребенок может даже и не понял, за что его наказывают. Важно сказать об этом, сначала обсудить: «Я недоволен, что ты на эти страницы заходишь, у нас это в семье не принято». И в понятной для подростка форме объяснить, почему нельзя.

Была такая ситуация. Обратилась верующая семья, в которой дочка заинтересовалась другими религиями. Мы поговорили и пришли к выводу, что Бог един. А ее родные уже накрутили себя, что ребенок хочет в другую веру обратиться. Постепенно мы проговаривали все это с родителями, пока они не пришли к мысли, что на самом деле ничего криминального не произошло – ну поинтересовался ребенок, он вправе это делать. Лучше самим  сесть и обсудить с ним тему религии.

Обсуждать, говорить с  детьми – это единственное наше спасение. И делать это, не указывая. Дело в том, что в нашей стране родителям всегда не хватает времени, они вечно заняты, поэтому стараются быстро раздать указания, дать шаблон, рекомендацию, как делать правильно. Но чаще всего это не работает. Так устроена детская, подростковая психика – он не хочет готовых формул, в нем заложен познавательный интерес, и будет плохо, если он угаснет.

Для каждого ребенка нужны индивидуальные меры контроля.

 Как родителю сохранить баланс – видеть в ребенке личность и быть родителем, который должен контролировать, прокладывать ему дорогу к счастью?

— Самое простое правило – примерять любые методики воспитания на себя. Родитель должен себя спрашивать: «А как мне было бы после такого наказания?» Очень важно помнить, что у плохих детей всегда плохие родители, а почему-то у хороших родителей всегда хорошие дети. Здорово, если у папы в детстве получалось, значит, можно взять все хорошее из своего детства и применить в отношении своего ребенка, но при этом помнить, что ваш ребенок – это не вы.

 Какова тогда функция родителей в воспитании? Какую основу должны дать родители?

— Все! На самом деле так. Сначала у меня было базовое представление о родительстве – одеть, обуть, накормить, создать личные границы с ребенком. То есть родитель – это воспитатель. Следующим этапом у меня были представления  о том, что родитель должен обязательно показать детям ограничения, за которые ему нельзя выходить. Сейчас приходит определение, что мы детей учим всему – социальным, коммуникативным, психологическим, стрессоустойчивым, духовным навыкам. Но учим только через себя. Дети учатся, только глядя на нас. Ни слова, ни уговоры, ни поощрения, ни подарки не научат так, как мы своим незаметным поведением. Дети смотрят за каждым нашим шагом.

 А если какая-то черта в родителе проседает», но он хочет этому научить ребенка?

— Семья – это единое целое. Если я хочу изменить что-то в ребенке, я должен сначала изменить это в себе. В первую очередь. Тогда это очень быстро поменяется в ребенке.

 Помню, лет пять назад в Интернете распространяли ролик про мальчика, у которого начиналась настоящая истерика, как только у него забирали компьютер. Что это?  С мальчиком все плохо?

— С мамой. У мальчика преобладает истерический тип поведения, который он перенял от мамы. Это уже некая манипуляция, с помощью которой он хочет получить желаемое.

 Сейчас существует так много информации – и интернет-ресурсов, и печатных книг. Как правильно ею воспользоваться?

— Вот, например, проверенная литература, в которой есть очень полезные рекомендации. Но я не всем родителям рекомендую начинать с психологических книг, это может оттолкнуть, так как там встречается много специальных терминов, и они могут быть не всем понятны. Самая лечебная психологическая, психотерапевтическая литература – это художественная. Все модели поведения, все конфликты, все разрешения, искупления там уже описаны, причем в красивой форме.

 Куда обратиться за помощью тюменским родителям? Как найти своего психолога, психотерапевта?

— Я рекомендую для начала составить свой список – а к какому психологу я хочу попасть на прием? Определить собственные критерии. Это очень важный момент, ведь психолог практически как духовник, с которым либо есть контакт, либо нет. 

Автор: Елена Сидорова



2020-12-10 11:31:36

Все интервью
Подпишись на новости:
ВНИМАНИЕ! ИНФОРМАЦИЯ, ПРЕДСТАВЛЕННАЯ НА ДАННОМ САЙТЕ, ЯВЛЯЕТСЯ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЙ И ПРЕДНАЗНАЧЕНА
ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ МЕДИЦИНСКИХ И ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ. НЕ ДОЛЖНА ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ
ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ. ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА